Профессор Катасонов: COVID-19 — «дымовая завеса», прикрывающая погром нашего здравоохранения

Профессор Катасонов: COVID-19 — «дымовая завеса», прикрывающая погром нашего здравоохранения

Профессор Катасонов: COVID-19 — «дымовая завеса», прикрывающая погром нашего здравоохранения

Фото: Максим Киселев/ТАСС

Всемирная организация здравоохранения недавно подвела некоторые предварительные итоги прошлого, крайне напряженного 2020 года. Если судить по большинству российских и мировых СМИ, то создается впечатление: в прошлом году люди почти исключительно умирали от COVID-19. Понятно, что такое представление — искаженное. Умирали не только от коронавируса, но и от обычных болезней — инсультов, онкологии, туберкулеза, язвы желудка. И, конечно же, от инфарктов и других сердечно-сосудистых болезней.

Итак, согласно оценкам ВОЗ, в прошлом году от COVID-19 ушло из жизни примерно 1,8 миллиона человек. Но вот прирост смертности в 2020 году по сравнению с 2019 годом был не менее 3,0 млн. человек (весьма предварительные данные). По данным ВОЗ, в позапрошлом году в мире из жизни ушло 55,4 млн. человек. Таким образом, прирост смертности составил за год 5,4 процента. Такой прирост принято называть «избыточной смертностью». Правда, имеются и иные оценки избыточной смертности по итогам прошлого года. Некоторые более чем в два раза превышают данные ВОЗ. Но даже цифры ВОЗ впечатляют.

И, как видим, всю избыточную смертность на COVID-19 списать не получается. На причину коронавируса приходится лишь 60 процентов, а оставшиеся 40% обусловлены другими причинами. По региону «Америка» (Северная и Южная), как отмечается в докладе ВОЗ «Мировая статистика здравоохранения», избыточная смертность в 2020 году составила 1,34 — 1,46 млн. Что примерно на 60% больше, чем 800 тыс. случаев смерти по причине COVID-19. В Европейском регионе избыточная смертность, по оценкам экспертов, достигла 1,11 — 1,21 млн человек. Что в два раза больше сведений официальной статистики о 590 тыс. скончавшихся от COVID-19.

Кроме ВОЗ, целый ряд других организаций занимается мониторингом и оценкой избыточной смертности и выяснением ее причин. Вот, в частности, совместный проект «The Human Mortality Database» — проект «The Human Mortality Database» — HMDB («База данных по смертности»), который реализуется Институтом демографических исследований Макса Планка (Max Planck Institute for Demographic Research), Калифорнийским университетом в Беркли (University of California, Berkeley) и ООН. Ведется на еженедельной основе учет текущей и избыточной смертности по 41 стране мира (включая Россию). Познакомимся с наработками данного проекта, чтобы понять общемировые тенденции и сравнить их с тенденциями в России.

Учет смертности по каждой из стран начинается с того момента, когда в данной стране были зафиксированы первые 50 случаев смерти с диагнозом COVID-19 (условный момент начала пандемии). Поэтому по одним странам отсчет начинается с марта прошлого года. А у некоторых — с лета 2020 года.

Например, в Парагвае первые летальные случаи с диагнозом COVID-19 были отмечены лишь летом прошлого года, поэтому от августа начинается мониторинг смертности. Заключительные даты приходятся на май, июнь или июль нынешнего года (они зависят от поступления первичной информации из соответствующих стран).

По каждой стране даются цифры абсолютной величины избыточной смертности, относительной избыточной смертности (в расчете на 100 тыс. человек населения страны) и цифры летальных исходов с диагнозом COVID-19.

Цифры из проекта «The Human Mortality Database» несколько отличаются от цифр ВОЗ, поскольку вторые четко охватывают прошлый год, а первые охватывают периоды, которые начинаются в прошлом году, а заканчиваются в этом; в среднем получается период несколько больше одного года, причем со сдвигом в нынешний год.

По абсолютным величинам избыточной смертности на первом месте в списке оказываются США — 721.790. Это за период с 8 мая 2020 г. по 10 июля 2021 г. Т.е. примерно за 14 месяцев.

На втором месте Российская Федерация. За период с 1 апреля 2020 года по 30 июня 2021 г. (т.е. за 15 месяцев) избыточная смертность составила 576.650.

На третьем месте — Бразилия (за период с 1 мая 2020 г. по 30 июня 2021 г., т.е. за 14 месяцев) — 548.150.

На четвертом месте — Мексика (за период с 30 мая 2020 г. по 23 мая 2021 г., т.е. за неполные 13 месяцев) — 475.000.

В базе данных HMDB нет таких стран, как Индия и Китай, у которых самая большая численность населения и где, предположительно, могли быть большие величины избыточной смертности.

Интересна картина по относительной избыточной смертности. В списке из 41 страны на первом месте Перу — 583 избыточные смерти на 100 тысяч населения страны. Далее следуют: Болгария — 498; Северная Македония — 441; Сербия — 415. Россия оказалась на «почетном» пятом месте с показателем, равным 394. А вот США с относительным показателем избыточной смертности, равным 221, лишь на 26-м месте. У Мексики — 377 (7-е место), у Бразилии — 261 (20-е место).

Но, оказывается, у целого ряда стран избыточная смертность имеет отрицательное значение. Проще говоря, в этих странах смертность, несмотря на COVID-19 снижалась. Вот список таких стран (в порядке нарастания отрицательного значения): Куба, Уругвай, Филиппины, Япония, Сингапур, Южная Корея, Исландия, Норвегия, Малайзия, Австралия, Тайвань, Новая Зеландия, Маврикий, Монголия. В условиях всеобщей пандемии 14 стран из 41, включенной в мониторинг, показали снижение смертности. И на первом месте по относительному показателю снижения смертности оказалась соседняя с Россией Монголия! Ее смертность снизилась по сравнению с периодом до начала массовых заболеваний и смертности от коронавируса на 56 в расчете на 100 тысяч жителей страны.

Конечно, самое интересное в данных HMDB — оценка того, какая часть избыточной смертности обусловлена COVID-19, а какая — иными причинами. Примечательно, что у некоторых стран смертность от коронавируса превышает избыточную смертность.

Возьмем в качестве примера Перу — страну, у которой самый высокий показатель относительной избыточной смертности. За период с 23 мая прошлого года по 18 июля нынешнего в Перу было зафиксировано 195.010 смертей от COVID-19, а избыточная смертность за этот период составила 191.490. Это означает: массовые смерти в стране от COVID-19 происходили на фоне сокращения смертности от иных причин. Причем сокращение смертности от иных причин превысило численность умерших от COVID-19.

И таких стран в базе данных HMDB оказывается достаточно много. Это: Чили, Венгрия, Словения, Франция, Германия, Швеция, Греция, Мальта, Тунис, Израиль, Канада, Оман, Ирландия, Кипр, Дания, Бельгия, Люксембург. Плюс к этому вышеперечисленные мною 14 стран с отрицательной избыточной смертностью (т.е. со снижением общей смертности). Итого в списке из 41 государства 31 страна имела смертность от COVID-19, которая перекрывалась снижением общей смертности. В некоторых странах смертность от COVID-19 почти точно совпадает с избыточной смертностью. Таковыми являются Австрия и Парагвай.

Лишь в небольшой группе стран, включенных в базу данных HMDB, избыточная смертность превышает смертность от COVID-19. Доля летальных исходов от COVID-19 в общей величине избыточной смертности в отдельных странах была следующей (%):

США — 82,7

Бразилия — 94,5

Мексика — 46,7

Румыния — 47,9

Южная Африка — 36,2.

Увы, в список таких стран входит и Россия. У нее показатель избыточной смертности превышает количество смертей от COVID-19. РФ имеет избыточную смертность, как я уже отметил выше, равную 576.650 (период с 01.04.2020 по 30.06.2021). Число умерших от «короны» составило 132.960. На COVID-19 пришлось лишь 23,1%.

Эта цифра перекликается с той, которую мы услышали в марте этого года из уст вице-премьера Татьяны Голиковой, курирующей наше здравоохранение. Цифра тогда произвела шокирующей эффект. Голикова признала, что из общей величины избыточной смертности в России по итогам 2020 года на COVID-19 пришлось лишь 31%. Несколько позднее эта цифра появилась и на сайте Росстата. Данные HMDB по России захватывают половину нынешнего года. Можно предположить, что значение факторов смертности, не связанных с коронавирусом, заметно возросло в текущем году.

Как можно прокомментировать цифру 23,1%? — Она свидетельствует о том, что в условиях так называемой «пандемии COVID-19» в России люди стали массово умирать, причем по причинам, не имеющим отношения к коронавирусу. Каковы же причины почти 77 процентов избыточной смертности в России? Я о них уже писал, озвучу лишь наиболее важные.

Во-первых, навязанная «самоизоляция» граждан резко ухудшила их здоровье (отсутствие свежего воздуха, солнца, ограниченная подвижность и др.).

Во-вторых, всяческое раздувание «фобий» среди населения создавало и создает атмосферу страха и подрывает иммунитет.

В-третьих, сосредоточение госпитализированных людей в «красных зонах» способствует более активному распространению инфекций.

В-четвертых, люди с хроническими и тяжелыми заболеваниями были отодвинуты на второй и третий планы. Приоритет был отдан лишь тем, у кого диагноз «COVID-19».

В-пятых, применялись неправильные методы лечения инфицированных коронавирусом (правда, в этом году лечение стало уже более правильным).

В-шестых, «пандемия» спровоцировала локдауны в экономике. Это привело к падению доходов населения и росту не просто бедности, а нищеты миллионов людей. Не надо доказывать, что нищета укорачивает жизнь человека.

Можно продолжать перечисление причин. Я не медик. Я лишь резюмирую то, что говорят некоторые наиболее смелые медики. Кстати, таких медиков стараются разными способами «заблокировать». Честные и профессиональные врачи вынуждены добровольно-принудительно покидать медицину (по крайней мере — официальную). Ею сегодня командуют чиновники, а чиновниками командует Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). А ею, как известно, командует Билл Гейтс.

Чудовищно, но факт: борьба с так называемой «пандемией COVID-19» в России была использована для того, чтобы отравить на тот свет дополнительно сотни тысяч людей. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, онкологии, туберкулеза и других известных болезней, которые мы в Советском Союзе научились лечить, резко возросла за последний год. Соответствующие цифры избыточной смертности по основным видам болезней можно найти на сайте Росстата. Это, во-первых. А, во-вторых, борьба с «пандемией» стала дымовой завесой, прикрывающей разгром остатков нашей медицины и здравоохранения.

Чтобы не быть голословным, приведу отрывок из свежей публикации, автором которой является врач с большим стажем и опытом Анна Иванова, автор более 40 научных трудов: «Пишу по просьбе своих коллег, у которых нет ни времени, ни сил на то, чтобы противостоять регулярным информационным атакам на клиницистов, но которые в силу своей высокой компетенции и большого практического опыта ясно видят неадекватность большинства публикаций в медицинских источниках на тему коронавирусной инфекции…».

Заканчивается статья, раскрывающая картину нынешнего погрома медицины следующими словами: «У нас, практикующих врачей, нет ни времени, ни сил, чтобы собираться вместе и обсуждать свои проблемы. Может, так и было задумано? Судя по исполнению, спланировано и организовано данное мероприятие очень компетентно. Вспоминая военную кафедру и тактику ведения ближнего боя, понимаю, что сейчас главное — не высовываться, иначе нас будут отстреливать по одному. Впрочем, я рискнула. Чем это закончится? Возможно, мы в следующий раз увидимся в лучшем мире. И пусть это будет на нашей планете».

Официальная статистика смертности, избыточной смертности, естественной убыли населения, а также откровения врачей оптимизма не вселяют: версия того, что под разговоры чиновников о борьбе с COVID-19 происходит уничтожение отечественного здравоохранения, становится все более убедительной.

Вот еще одно подтверждение этого. На фоне растущей абсолютной и избыточной смертности в стране расходы на здравоохранение в Российской Федерации в 2021 году должны сократиться на 135 млрд рублей. Или 11% по сравнению с предыдущим годом. Здравоохранение стало одной из немногих статей бюджета, ассигнования по которым «пустили под нож» в 2021 году.

Хочется придать немного «мажору» моим грустным размышлениям. Все познается в сравнении. Если мы обратимся к статистике HMDB, то обнаружим, что есть несколько стран, где доля смертности от COVID-19 в избыточной смертности еще ниже, чем у России. Это, например, Египет, где этот показатель оказался равным 7,7%. А также Таджикистан, где показатель составил лишь 1,0%.

Впрочем, сравнивать Россию и Таджикистан не вполне корректно. Ибо в среднеазиатском государстве, по моим сведениям, здравоохранения как такового уже давно нет. Впрочем, в Таджикистане и коронавируса особого нет. За более чем годовой период времени там с диагнозом COVID-19 умерло лишь 90 человек. А сегодня, там от короны уже почти перестали умирать. А вот за рассматриваемый период в Таджикистане дополнительно умерло от причин, не связанных с короной, 8620 человек.

Может быть, и России надо ликвидировать полностью свое здравоохранение и тогда COVID-19 чудесным образом исчезнет? А вымирать в «дивном новом мире» будем старыми проверенными способами: туберкулез, дизентерия, холера, чума…

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *