Дзержинский против Невского: Россиян снова раскалывает Лубянка

Дзержинский против Невского: Россиян снова раскалывает Лубянка

Дзержинский против Невского: Россиян снова раскалывает Лубянка

Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Голосование по вопросу установки памятника на Лубянской площади запустят 25 февраля на нескольких площадках, сообщил зампред Общественной палаты Москвы, глава комиссии по развитию гражданского общества и общественному контролю Алексей Венедиктов. При этом выбирать москвичи будут из двух вариантов: Феликс Дзержинский и Александр Невский. Таким образом, из конкурса выпали Юрий Андропов и Иван III.

«Голосование за памятник начнется 25 февраля и пройдет на нескольких площадках — это „Активный гражданин“ и сайты различных СМИ. А также в опросе примут участие муниципальные депутаты», — рассказал Венедиктов.

Он добавил, что на базе штаба по наблюдению за выборами в Москве 2021 года будет создана комиссия по наблюдению за данным опросом.

Странное голосование. Смущают площадки — в частности, какие-то непонятные СМИ, аудитория которых явно предвзята. Кроме того, смущает активное навязывание Александра Невского. Напомним, пару лет назад он прошел в список «Имени России», где обошел лидировавших по итогам народного голосования Владимира Ленина и Иосифа Сталина.

— Мы же прекрасно понимаем, что борьба за памятники — это борьба за знаки и символы, которые имеют колоссальное идеологическое и политическое значение, — говорит директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Было время — снесли памятник Дзержинскому. Теперь кое-кому кажется, что пришло время возвращать Дзержинского на его место. Не вижу ничего плохого в возвращении Дзержинского на Лубянскую площадь, тем более, если это соответствует новому курсу руководства страны на обеспечение суверенитета России и реальный патриотизм.

Что касается установки памятнику Невскому, то еще в 2013 году я с товарищами основал на его родине, в Переславле-Залесском Фонд имени Александра Невского и провел городской референдум, в котором 80% его участников высказались за установку такого памятника-бюста в Москве. Предлагалось и место установки — на Красной площади у Исторического музея, напротив памятнику Минину и Пожарскому. Там ему самое место.

Попытка же установить памятник Невскому именно на Лубянке вместо памятника Дзержинскому — это закулисная политическая игра группы известных высокопоставленных антисоветчиков-монархистов, которые в свое время водрузили в Питере памятную доску Маннергейму. Потом они захватили РВИО и от его имени сначала навязали обществу голосование по вариантам переименования аэропортов, протащив в их названия 4-х представителей царских фамилий, а ныне активно продвигают в РФ наследие Солженицына и инициируют установку памятников белогвардейцам.

Группировка, про которую я говорю, имеет очень сильные позиции в истеблишменте страны. Так что у них очень высокие шансы «похоронить» идею возвращения Дзержинского на его место…

Когда я и мои коллеги обратились в РВИО поддержать нас с установкой памятника-бюста Невскому у Исторического музея, нас руководство этой организации отфутболило. А теперь им вдруг приспичило вспомнить о значении Невского в русской истории, но установить памятник ему они предлагают не где-нибудь, а почему-то непременно на Лубянке.

«СП»: — Зачем вообще вытащили эту идею? Нет ли ощущения, что все это спектакль для отвлечения внимания общества? Спорьте до хрипоты, кто больший патриот: Дзержинский или Александр Невский, только не обсуждайте «дворцы Путина» и яхты Абрамовича, пенсионную реформу и галопирующий рост цен на продукты.

— Я думаю, что в аргументации сторонников Невского для администрации президента присутствует такой довод — отвлечение внимания столичной общественности от тем, поднятых Навальным, но, в сущности, у толкачей идеи замены памятника Дзержинскому на памятник Невскому имеются и другие, более значимые мотивации. Стратегически они проталкивают в России антисоветский, антикоммунистический промонархистский проект. Причем, проект, поддерживаемый Ватиканом, Виндзорами и некоторыми западными спецслужбами. Установка памятника Невскому выглядит патриотично, но это обертка, а начинка — не допустить возвращения на Лубянку Дзержинского, ибо это будет символизировать усиление в РФ позиций силовых структур и соответствующий тренд в нынешнем транзите власти.

«СП»: — Не вносит ли власть раскол в обществе такими инициативами?

— Нет такого понятия «власть»… Есть властные группы. Правящий класс России давно находится в серьезном расколе. Путин говорит о консолидации, но справа и слева от него — группировки, которые не собираются консолидироваться, они уже ведут борьбу за престол и влияние на главу государства, стремясь навязать ему своего преемника. Дискуссия вокруг памятника на Лубянке — одно из проявлений этой борьбы.

«СП»: — Будет ли этот раскол, по-вашему, когда-либо преодолен? Это вообще нормально, когда в одном городе стоят памятники Дзержинскому и Столыпину?

— В режиме деградации никакого примирения быть не может. В таком режиме одна группировка неизбежно сожрет другую. К этому все и идет. К сожалению, у главы государства нет стратегии развития — он за стабильность нынешнего деграданса. Только реальный проект развития России может примирить в стране конкурирующие группы. А при социально-экономической деградации ресурсы и доходы правящей элиты ужимаются, отсюда — драка за финансовые потоки, активы, влияние и проч.

— Если смотреть на вопрос с правовой точки зрения, то постановление об установке памятника никто никакими правовыми актами не дезавуировал, и снос его толпой митингующих во время событий августа 1991 года не является законным, следовательно, памятник и так должен стоять на своём изначальном месте, — подчеркивает политолог Денис Зоммер.

— Однако, как это обычно бывает в России, дискуссии о сносе или установке памятника заводятся не из-за гуманитарных соображений и восстановления исторической справедливости, а исключительно как информационный занавес и увод в сторону общественного дискурса от каких-то значимых и острых социальных или экономических проблем.

У пиарщиков власти всегда в запасе есть несколько дежурных тем: Ленин, Мавзолей и их судьба, Дзержинский и его возврат на площадь и в недавнем прошлом — до принятия соответствующего федерального закона — какого цвета должно быть Знамя Победы, и что должно быть написано на нем.

Весь дискурс по теме исторической справедливости в последние годы становится разменной монетой, но он может иногда оказаться и неприятным сюрпризом для власти, когда в топе исторических деятелей России появляются Ленин, Сталин, Дзержинский и др. Но любые подобные социологические замеры можно пустить в нужное для себя русло. И именно отсюда получается раздвоенность. С одной стороны Ельцин и царские мученики, а с другой, — постоянные сожаления о крушении СССР, тоска по сильной руке Сталина.

«СП»: — Какой результат вы ожидаете?

— Результат может быть любой. Если задуман политический реверанс в отношении правоохранительных органов и органов госбезопасности, то Железного Феликса восстановят. Голосование будет таким как нужно его организаторам, и тут нет особенных сомнений.

— Война с памятниками или за памятники всегда в моде, это беспроигрышная медийная фишка, идеальный информационный повод, — уверен директор Института свободы Федор Бирюков.

— В августе 1991 года «народный» снос памятника Дзержинскому стал одним из самых ярких и запоминающихся эпизодов той еще советской «цветной революции». В свое время и большевики массово валили памятники царской эпохи, взрывали храмы, возводили уже свои памятники и мемориалы. Можно вспомнить также недавний «ленинопад» на Украине и атаки на памятники героям Юга времен Гражданской войны в США.

А если взглянуть в историю намного дальше, то уничтожением статуй и обелисков неугодных предшественников периодически занимались еще древнеегипетские фараоны.

Как правило, эти варварские методы в решении исторических и политических конфликтов национального масштаба происходят в переломные и революционные моменты истории государств. Но и обратный процесс — возвращение былых символов прошлого — также должен соотноситься с определенными социально-политическими переменами в обществе. Как, например, в свое время восстановление Храма Христа Спасителя в Москве стало символом возрождения влияния Русской православной церкви в России.

«СП»: — Что же в таком случае может символизировать возврат памятника Дзержинскому на Лубянку? Кому выгодно вновь поднимать эту тему?

— На это ответить проще простого с учетом того факта, что саму идею столичного референдума по памятнику предложил Алексей Венедиктов, самое медийное связующее звено между правящей бюрократией и влиятельными либерально-олигархическими элитами. Так что заказчики налицо. Идем дальше. В основе этой ситуации лежат два основных момента. Первый — стремление отвлечь внимание общества от действительно острых и значимых социально-политических проблем на исторический паллиатив. Второй момент — сымитировать тот или иной «национальный консенсус» по итогам голосования. Тут любой результат сгодится.

Если победит «Железный Феликс», в СМИ скажут, что в обществе возрос запрос на социальную справедливость. И вот вам символ торжества революционной целесообразности в центре российской столицы! При этом сами элиты как были глубоко антинациональны, так и останутся таковыми. Если же верх одержит святой князь Александр Невский, будет рассказано о росте национального единства и укреплении славных традиций тысячелетней российской государственности. А элиты будут преспокойно продолжать и дальше эксплуатировать человеческие и природные ресурсы России, выводя капиталы за рубеж.

Так что вся эта лубянская история с памятником сегодня устроена для отвода глаз и отвлечения внимания. А кто-то еще и сможет заработать на строительных работах. В итоге главным для москвичей на данный момент станет эстетический фактор: чтобы старый или новый памятник на Лубянке органично вписался в городской ландшафт.

Источник

Похожие записи