30 июня, 2022, 4:01

Select your Top Menu from wp menus
К 100-летию Юрия Никулина впервые опубликованы «комиксы», придуманные им для сына

К 100-летию Юрия Никулина впервые опубликованы «комиксы», придуманные им для сына

Военные приключения зайцев и подвиги обезьянки

18 декабря исполнится ровно 100 лет со дня рождения великого артиста — Юрия Никулина. Фронтовик, награжденный орденами и медалями, выдающийся деятель цирка, актер, вошедший в историю кино не только благодаря образу Балбеса из бессмертных комедий, но и как исполнитель драматичных ролей (и здесь достаточно вспомнить киношедевр Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину»)… Эти страницы яркой биографии Юрия Владимировича хорошо известны — а между тем в архиве Фонда «Цирк и милосердие» обнаружились уникальные материалы, позволяющие посмотреть на Никулина с неожиданной стороны. «МК» публикует их впервые.

Фронтовые картинки

Документы, фотографии и письма Юрия Никулина бережно хранит Фонд помощи артистам цирка «Цирк и милосердие». Среди пожелтевших от времени бумаг есть трогательные послания к единственному сыну Никулина Максиму.

Они датируются 1964 годом. «Дорогой мой мальчик, сегодня тебе ровно 8 лет», — говорится в письме с пометкой «15 ноября». Это день рождения Максима Юрьевича.

Находясь на гастролях в Ленинграде, любящий отец придумал для сына цикл иллюстрированных историй. Они так понравились ему, что он постоянно требовал продолжения. Тем более что часть из них Максим получил, находясь в больнице.

Вот цитата из письма Юрия Владимировича:

«Я рад, что тебе нравятся приключения зайцев в рисунках. Мама говорит, что ты хочешь такие штуки каждый день …Боюсь, что это будет трудно. На каждую такую штуку я трачу часа два … а времени у меня мало». Чтобы порадовать Максима новыми сериями, Никулин встает намного раньше — а только потом едет на работу.

1. Трусохвостик послал Трусоушку и Пегашкина с боевым заданием: взорвать железнодорожный мост, по которому должен пройти японский эшелон с боеприпасами и войсками. Храбрым разведчикам выдали взрывчатку, которую они положили себе в ранцы.

2. Вот к вечеру подобрались к мосту. Около моста грибок, под которым стоит часовой.

3. Как быть? Но вот часовой медленно пошел к мосту. План созрел молниеносно.

4. Пока часовой идет, Пегашкин уже влезает на грибок, а Трусоушка его подсаживает.

5. Ага! Часовой возвращается! Сейчас все кончится.

6. Пегашкин вспомнил катание с горки. Вжик!

7. И на часового, как с неба, свалился заячий разведчик.

8. Вот часовой привязан к столбу. Рот ему завязали, чтобы не орал.

И Трусоушка уже переносит взрывчатку на мост.

9. Вот он быстро закладывает ее под рельсы на мосту.

10. Вдалеке слышится протяжный гудок.

Вдали на полотне показывается дымок приближающегося поезда.

11. Зайцы сломя голову прыгают через кочки и спускаются стремглав в овраг.

12. Бум! Трах! Ба-бах! Взрывчатка сработала как раз под тендером (топливным вагоном, — И.В.).

13. Через 2 минуты все кончено. Поезд свалило в реку. Только торчит последний вагон, на котором прыгает один уцелевший чудом японец и орет: «Мама!»

14. Из караульного помещения выбегает охрана с собаками. Они мчаться по следам смельчаков.

15. Собаки взяли след и уверенно ведут японцев за собой.

16. Впереди озеро, вокруг которого растет камыш. Ребята вырезали самые длинные камыши.

17. Нырнули и дышат через камыш. Японские собаки лают, а солдаты не поймут – куда девались зайцы. Так они и ушли ни с чем.

18. Только на рассвете вылезли Трусоушка и Пегашкин. Мокрые, замерзшие, но счастливые. Они выполнили задание и остались целы.

Через час они уже будут дома и доложат Трусохвостику о том, что все сделали, как нужно.

В этом рассказе чувствуется не только фронтовой опыт автора. Никулин в сражениях с Японией не участвовал, но не исключено, что подобное задание выполнял в годы ВОВ он сам или его боевые товарищи — только мост и железнодорожный состав были немецкими. Что еще немаловажно — так это находчивость героев в духе диснеевских «Утиных историй». Сделай из этого полноцветную книжку — и ее сметут с полок книжных магазинов.

В последнем абзаце письма Юрий Никулин передает привет врачам, а также ребятам, которые лежат в одной палате с Максимом.

С зайцами-подрывниками Максим и его товарищи встретились снова, распечатав следующий пришедший по почте конверт.

В продолжении Трусоушке и Пегашкину поручили уничтожить завод в стране Восходящего солнца, где, вопреки запрету на применение ядерного оружия, изготовили атомную бомбу. (Напомним, что все это сочинялось через 2 года после «Карибского кризиса», когда угроза глобального термоядерного конфликта нависала над миром).

Что же на этот раз предприняли зайцы? Не будем приводить текст полностью, но скажем, что они проникли на укрытую в скалах и тщательно охраняемую территорию, нашли цех с бомбой и обрушили на него массивную заводскую трубу. Причем сделано это обрушение было в духе сказки «Репка» и советских мультиков ушастыми диверсантами и подоспевшими им на помощь собратьями (звери все вместе тянули веревку, привязанную к трубе). И здесь важна одна сюжетная деталь, которая потом повторится — лазутчики перебрались через забор с колючей проволокой по этой самой веревке. То есть воспоминания о войне Никулин соединил с тем, что каждый день видел в цирке.

Приключения обезьяны

Не менее занимательными оказались вышедшие из-под пера актера клип-повести о хулиганских забавах и подвигах обезьяны по имени Жакош. Они чем-то напоминают «Приключения обезьяны» Михаила Зощенко (опубликованные в 1946 году).

В никулинской версии Жакош сам сбегает из зоопарка, а у Зощенко клетку с мартышками опрокидывает взрывом при бомбежке. Но комичные повороты сюжета в чем-то сходны — здесь и растерявшиеся при встрече с хитрым животным милиционеры, и похищение еды у обывателей (моркови в произведении Зощенко и яблок — у Никулина). Общим было и желание рассмешить читателя тем же простым, но гениальным способом, какой используется в фильмах с Чарли Чаплином: неуклюжесть и нарочитая глупость второстепенных персонажей, падения, пинки, угон велосипеда и общая веселость и суматоха с примесью абсурда.

Мог ли заимствовать Никулин какие-то идеи у классика юмористической литературы? Вряд ли, если учесть, что произведение Михаила Михайловича подверглось критике со стороны высших партийных чинов и не было доступно.

К тому же, в отличие от мартышки, испуганно бегающей по городу, никулинский Жакош действует более осмысленно (как человек), и в его жизни даже нашлось место подвигу.

1. В одно прекрасное утро, воспользовавшись тем, что Пахомыч уныло курил, отвернувшись от клетки, Жакош вылез через крышу клетки. Доску он оторвал еще ночью.

— Аришка. Я скоро вернусь. Не скучай, — сказал Жаконя, и был таков.

2. Первое, что он сделал — это сорвал шляпу с какого-то толстого дяденьки, который спешил на работу.

3. А потом на каком-то дворе сорвал с веревки чей-то халат.

4. Через минуту он уже переходил улицу в неположенном месте. Милиционер увидел странную фигуру и, конечно, засвистел и кинулся к нарушителю.

5. Нарушитель кинулся к дворнику, который поливал улицу.

6. Раз! Дворник получил пинок и упал на четвереньки, а струя воды, направленная Жаконей, сбила с ног милиционера.

7. Пока милиционер и дворник приходили в себя, Жаконя вскочил на проезжающий мимо грузовик. Грузовик вез ящики с лимонадом.

8. Школьники, идущие в школу, были очень довольны, когда дяденька в шубе кидал им бутылки с лимонадом. Все пили лимонад и хвалили доброго дяденьку в шубе.

9. Грузовик обогнула красная пожарная машина. Ревела сирена. Пожарники в блестящих касках сидели по бокам.

«Лучше я поеду на этой красивой машине», — решил Жакош и перепрыгнул с машины на машину. Никто из пожарных его не заметил.

10. Горел трехэтажный дом. Вокруг суетились люди. Выносили вещи.

11. Жакош с интересом смотрел на мощную струю воды, которая вырывалась из брандспойта. «Вот бы такой струей милиционера, — подумал Жакош. — Он бы отлетел метров на сто!»

12. Но вдруг среди толпы появилась женщина. «Мой Коля! Мой Коля», — кричала она. Он остался в комнате!

Ее удерживали, чтобы она не кинулась в горящий дом.

13. К начальнику команды подбежал пожарный. «Товарищ начальник, ребенка спасти невозможно! Отказала выдвижная лестница. Что-то заклинило». Жакош это услыхал.

14. И вдруг все обомлели. По проводу, идущему от горящего дома, шла маленькая фигурка в шубке. Она балансировала и вскоре скрылась в окне горящего дома. (Здесь мы как будто на цирковом представлении оказываемся, — И.В.)

15. Жакош очутился в комнате. Было жарко и дым ел глаза. Но все же он рассмотрел малыша, который забился под кровать. Огонь уже подбирался к нему.

16. Внизу пожарные растянули круглый брезент. «Прыгай», — кричали они. И Жакош прыгнул вместе с мальчиком.

17. Счастливая мать обливалась слезами. Обнимала своего Коленьку. Жакош улыбался, стоя рядом, а пожарные хвалили его.

18. В зоопарк его привезли на пожарной машине. Через пару дней ему повесили медаль «За отвагу на пожаре», и Жакош рассказал Аришке о том, как спас мальчика.

За полгода до войны

По мелким подробностям, небольшим штрихам в переписке мы можем воссоздать образ неэкранного, житейского Никулина — человека глубоко семейного, готового вставать чуть засветло, лишь бы принести радость в больничную палату своего ребенка.

Архивные изыскания приводят к любопытным открытиям. Так, Никулин пишет (все в том же 1964 году), что по приезду в город на Неве «выпил бутылку молока». Получается, Юрий Владимирович любил молочные продукты. И сцена в «Операции «Ы» и других приключениях Шурика» вполне может быть срисованной с натуры, но только зеркально (там кефир с удовольствием пьет только Бывалый).

Бесценным документом оказывается письмо, отправленное в конце января 1941 года. Ее написал еще не женатый 20-летний юноша своим родителям. Лидию Ивановну и Владимира Андреевича сын называет ласково: «дорогие мамочка и папочка», и тут же добавляет — «если бы вы знали, как я переживаю, что не могу послать вам столько времени подробного письма».

За плечами у Никулина в этот момент — служба в зенитно-артиллеристском полку. Во время войны с Финляндией Юра и его однополчане обеспечивали безопасность воздушных подступов к Ленинграду.

Но здесь, на «гражданке», он ходит в гости к родственникам, играет в карты, расплачиваясь вместо денег «ударами карт по носу». (Вспомните, как коротает время кинотроица, поджидая в горах Нину из «Кавказской пленницы»).

А еще Юрий ходит на концерты популярного джазового трубача Эдди Рознера:

«На Эдди билеты достали. Дом культуры промышленной кооперации, в котором он должен был выступать, в 6-10 минутах ходьбы от нас. Конечно, меня Рознер потряс. Не буду останавливаться на отдельных местах. Но в Гофмана (Павел Гофман, музыкант — И.В.) я был влюблен», — делится впечатлениями парень с матерью и отцом.

Мы смотрим на снимок — и кажется, что в ту секунду, когда сработал затвор «Лейки» (или другого фотоаппарата тех лет), Никулин улыбался, думая о щелчках по носу, или прокручивая в голове любимую мелодию. Он, кажется, на всех фотографиях улыбается, кроме армейских. Вот здесь — в буденовке с красной звездой. Здесь — с крошкой-Максимом и с уже подросшим сыном.

И эта улыбка вылилась в потоки смеха, радости для нескольких поколений. Никулину сегодня 100 лет, но, то, что он нам оставил — останется на века.

Источник: mk.ru

Похожие записи